Разделы книг

Реклама
Hi-tech Новости

100 великих катастроф

100 великих катастроф

Автор: Ионина Надежда , Кубеев Михаил Николаевич

Раздел: История , Энциклопедии

Год: 2006

Страниц: 181

Рейтинг:

Содержание



Страница: 7

Ученые предполагают (вернее, предполагали до 1976 года), что чудовищное по силе извержение санторинского вулкана уничтожило цветущую минойскую цивилизацию. Еще задолго до греков у минойцев были развиты кузнечное ремесло и плавка металлов, причем они широко использовали металлы не только в искусстве, но и в быту. При археологических раскопках на Крите в гробницах было обнаружено множество изделий из металлов: кубки, мечи, маски и т. д. Можно предположить, что и знаменитое «микенское золото» попало к грекам после гибели минойских городов.

Минойская держава располагалась на островах, поэтому флот был необходим, как воздух. Море было родной стихией минойцев. Скалистые, покрытые могучими лесами острова и островки не имели земли, и жителей там кормило лишь море. Они занимались рыбной ловлей и торговали дарами моря. Морские пути связывали Малую Азию, Крит, Кипр и Пелопоннес с центром державы – островом Стронгеле. Все части этой великой державы качало на своих волнах, объединяло, кормило и возвеличивало Эгейское море. Естественно, минойцы были искусными кораблестроителями и мореходами.

Предположение ученых о том, что резиденцией верховной власти минойцев был остров Стронгеле, подтверждается многими археологическими находками и сравнением их с культурой других народов. На рубеже III—II тысячелетий до нашей эры остров Крит заселили минойцы с острова Стронгеле. Они принесли с собой все достижения своей более древней (и более высокой!) культуры.

Высокого уровня достигло и гончарное дело. Керамика с острова Стронгеле доставлялась на кораблях в самые отдаленные уголки Эгеиды. В керамических сосудах перевозились подати со всех земель: зерно, оливковое масло, вино.

Во всем минойском искусстве (да и в искусстве всего древнего мира) важное место занимает тема пропорций и ряда «золотого сечения». До сих пор в науке бытует мнение, что «впервые начала изучать связи природы и математики Пифагорейская школа» (то есть греки). Однако это утверждение представляется ошибочным, так как задолго до Пифагора (за три с лишним тысячи лет до н. э.) учение о космосе и закономерностях «золотого сечения» знали минойцы. «Золотое сечение» использовалось при строительстве минойских архитектурных ансамблей и живописных композиций.

Древние минойцы были прекрасными астрономами, изучившими и знавшими космос. Законы космоса они считали божественными, тайными знаниями. Именно поэтому все, что было связано со строительством культовых зданий и изображением богов, было делом посвященных и избранных, знавших законы высших сфер (то есть закономерности «золотого сечения»).

Остров Крит, его история и обитатели стали неотъемлемой частью греческой мифологии. Почти все греческие боги и герои так или иначе были связаны с Критом. К ним можно отнести Талоса – героя многих критских легенд. В некоторых мифах сделанный Гефестом Талос называется медным человеком, в других – медным быком. Талос был подарен Зевсом царю Миносу для охраны острова. Три раза в день объезжал великан остров, и, когда приближались корабли чужестранцев, бросал в них огромные камни. По отрывочным свидетельствам древних, повозка, на которой Талос объезжал Крит, двигалась по вырубленным в каменистой почве колеям. По некоторым оставшимся описаниям ученые предположили, что это было самое первое подобие реактивного двигателя.

Многое еще поражает ученых при изучении минойской культуры. Уровень их удивительных познаний во многих областях науки и искусства был фантастически высок!

В 1901 году на остров Крит прибыл английский археолог Артур Эванс. У него были другие планы и другие цели, но уже буквально через несколько дней после его раскопок человечеству открылся легендарный Лабиринт. Он оказался многоэтажным дворцом с широкими каменными лестницами и колоннами, причудливо изогнутыми коридорами, бесчисленными залами и бесценными фресками, которые воскресили быт той эпохи.

Почти тридцать лет длились раскопки, и каждый год открывались новые комнаты, огромное число кладовых, внутренние дворики и хозяйственные помещения с пифосами в рост человека. Из серой земли, из глубины тысячелетий, из хаоса остатков фундаментов и стен появлялись четкие очертания города-дворца.

Артур Эванс и его верные последователи были поражены обилием настенной росписи и украшений, ваз, кубков и мелких сосудов для возлияний. Они поспешили описать Кносский дворец как место почти ежедневных пиров с выступлениями артистов и музыкантов, поэтов и певцов. Сами стены дворца и его колонны излучали блеск ни с чем не сравнимой роскоши и баснословного богатства.


Уважаемые автора!

Если книга которая размещена на сайте нарушает Ваши авторские права, свяжитесь с нами. oivantc@gmail.com