Разделы книг

Реклама
Hi-tech Новости

100 великих военных тайн

100 великих военных тайн

Автор: Курушин Михаил Юрьевич

Раздел: Энциклопедии , Документальное: Прочее , История

Год: 2007

Страниц: 288

Рейтинг:

Содержание



Страница: 176

ЯПОНСКОЙ ТОРПЕДОЙ ПО БЕЖЕНЦАМ

Вскоре после нападения на Перл-Харбор началось вторжение японцев в Юго-Восточную Азию. Ударами авиации были потоплены два английских линкора Сингапура, затем в ряде сражений разбит голландский флот, охранявший Нидерландскую Индию. Одновременно по суше шло наступление на Сингапур – английский форпост в Юго-Восточной Азии. После его падения в дело вступили японские подводные лодки, гидросамолеты и надводные корабли, задачей которых было уничтожение всех кораблей с беженцами и войсками, эвакуировавшимися из Сингапура в Индию и Австралию. В результате десятки тысяч человек, вырвавшиеся в последний момент из Сингапура, сгорели или утонули в море. Положение отягощалось тем, что пассажирам утонувших кораблей, не погибшим при взрывах, не приходилось рассчитывать, что их спасут: бойня, которую устроили японская авиация и флот, не оставляла времени для того, чтобы обращать внимание на терпящих бедствие. Те, кто добирались до берега, обычно попадали в японские концлагеря.

Сегодня накоплено немало свидетельств очевидцев о зверских расправах японского флота и авиации с пароходами, покидавшими Сингапур. Один из них, пароход «Роозебоом», названный в честь известного голландского химика, имел на борту пятьсот человек.

9 мая «Роозебоом» находился в трех днях пути от Паданга на Суматре. Пароход шел без огней, и уже появилась надежда на то, что ему удастся ускользнуть. Скорость была невелика, поскольку пароход был переполнен беженцами и грузом, да еще пришлось забрать несколько человек с английского парохода, разбомбленного в нескольких милях от Сингапура.

Около полуночи судно сотряс страшный взрыв. Это была вражеская торпеда, выпущенная подводной лодкой, очевидно, с близкого расстояния. На субмарине имели возможность прицелиться, ибо взрыв раздался в самом центре корабля, в машинном отделении.

«Роозебоом», казалось, подпрыгнул от взрыва, и сотни пассажиров, спавших на палубе, чтобы спастись от духоты, оказались в воде прежде, чем успели открыть глаза. Большинство из тех, кто находились в каютах и в трюме, выбраться не успело.

Одним из немногих, кто уцелел в ту ужасную ночь, успев выскочить на палубу и прыгнуть в море, был английский чиновник Уолтер Гибсон. Ему удалось отыскать обломок шлюпки. Уцепившись за него, он в течение двух часов держался на воде. Наконец Гибсон увидел проплывавшую рядом переполненную людьми шлюпку и забрался в нее. Люди стояли, цепляясь друг за друга. А за шлюпкой, держась за ее концы, гроздьями плыли те, кому места в ней не досталось.

На рассвете удалось подсчитать, что в шлюпке, рассчитанной на тридцать человек, находится восемьдесят. Более пятидесяти человек оставались в воде.

Английский бригадный генерал, оказавшийся в шлюпке, принял командование и с помощью добровольцев собрал все продовольствие и воду. Решено было выдавать каждому по столовой ложке воды и по столовой ложке сгущенного молока ежедневно. В течение дня собирали обломки корабля и к вечеру с помощью веревок, тросов, разорванной и связанной в жгуты одежды соорудили плот, на который взобрались двадцать человек. Под их тяжестью плот ушел в воду, и люди стояли почти по пояс в соленой воде. После этого лодка взяла курс на Суматру.

Прошло три дня, и все обитатели плота умерли от солнечных ударов и перенапряжения. Беспощадное светило обжигало их выше пояса, а сесть или лечь они не могли. Генерал предлагал меняться с ними местами, но никто в шлюпке не согласился перейти на плот. К исходу третьего дня на плоту, который постепенно развалился, остался лишь один человек: его взяли в шлюпку, где он вскоре умер.

Голод перестал мучить в первые же дни, зато жажда доводила людей до безумия. Бригадир запретил пить морскую воду, но, когда опускалась темнота, пассажиры шлюпки начинали пить ее тайком. На четвертый день один из матросов сошел с ума и с криком «Это пресная вода!» бросился за борт и утонул.

Дисциплина на борту неуклонно падала. Если в первые дни люди сохраняли человеческий облик и поддерживали слабых, то к исходу первой недели верх взял инстинкт самосохранения. Раздача воды и пищи стала мучительной церемонией – все с жадностью следили за медсестрой и бригадиром, которые делили рацион. Особенно неприятными для всех стали часы, когда надо было спускаться в воду, чтобы плыть, держась за концы: в шлюпке еще не хватало места на всех. Со шлюпки начали исчезать люди. Некоторые из них добровольно бросались в воду, чтобы избежать мучений, но кое-кому, самым слабым, помогали соседи. Остальные делали вид, что ничего не случилось: можно не лезть в воду, можно надеяться, что лишняя ложка воды достанется тебе самому.


Уважаемые автора!

Если книга которая размещена на сайте нарушает Ваши авторские права, свяжитесь с нами. oivantc@gmail.com