Разделы книг

Реклама
Hi-tech Новости

100 великих военных тайн

100 великих военных тайн

Автор: Курушин Михаил Юрьевич

Раздел: Энциклопедии , Документальное: Прочее , История

Год: 2007

Страниц: 288

Рейтинг:

Содержание



Страница: 177

Помощник капитана парохода, голландец, был совсем плох и лежал неподвижно, откинув голову на колени своей молодой жены. Он бредил. Внезапно он вырвался из ее рук и, закричав, что видит корабль, кинулся в воду. Жена попыталась его спасти, но она была так слаба, что быстро отстала от лодки. Мужчины, находившиеся в лодке, с тупым равнодушием смотрели, как она тонула.

В тот же день умер бригадный генерал, который старался поддерживать на шлюпке порядок. Он был единственный, кого похоронили. Один из офицеров произнес над ним молитву, после чего его тело бросили за борт.

Во время похорон последнюю канистру с водой и банки сгущенного молока охранял капитан «Роозебоома». Вдруг все услышали крик. Обернувшись, люди увидели, как капитан боролся с одним из английских чиновников. Когда нападавший выпрямился, все увидели, что из груди капитана торчит нож. Обезумевший убийца схватил две банки со сгущенным молоком и бросился в море. Он так и утонул, держа свою бесценную, но бессмысленную добычу.

Командование над шлюпкой, в которой оставалось около пятидесяти человек, принял английский подполковник. В тот день, когда кончилась вся вода, он тоже исчез. Неизвестно, что с ним случилось, но подозрение англичан пало на пятерых матросов-яванцев с «Роозебоома», которые сидели отдельно от европейцев на корме. Той же ночью решено было разделаться с яванцами, и на рассвете полтора десятка англичан, вооруженных чем попало, бросились на матросов. Всех пятерых тут же выбросили за борт, а когда они пытались удержаться за край борта, англичане били их по пальцам веслами до тех пор, пока те не отпустили шлюпку…

На одиннадцатый день в шлюпке оставалось чуть более двадцати человек. Стало свободно, и обессилевшие люди лежали на дне, прикрываясь от лучей солнца одеждой тех, кто умер. Из женщин осталась в живых лишь одна молодая китаянка, которая вела себя с таким достоинством и выдержкой в этом плавучем сумасшедшем доме, что невольно вызывала уважение даже у тех, кто уже потерял человеческий облик.

В начале третьей недели пути пошел проливной дождь, хлынувший как спасение в тот момент, когда не оставалось никакой надежды. На следующий день вновь повезло: на шлюпку опустилась небольшая стая чаек. Чайки сидели спокойно, не обращая на людей внимания, а те медленно разворачивались, чтобы поймать птиц. Собрав последние силы, они начали хватать чаек и, разрывая на части, тут же есть.

А потом началось все сначала – солнце, жара и жажда…

Прошло еще двадцать пять дней, когда шлюпку вынесло к берегу острова Сипора в 60 милях от Суматры. В ней осталось шесть человек, в том числе Гибсон и китаянка. Их подобрали рыбаки, и несколько дней спасшиеся жили в деревне. Затем на остров высадились японцы, и Гибсон попал… в концлагерь, где пробыл до конца войны.

«МАРС» ПОД РЖЕВОМ

(По материалам Б. Невзорова.)

Одним из самых кровопролитных сражений Великой Отечественной войны была операция под кодовым названием «Марс». Документы, связанные с ней, до сих пор не рассекречены. В результате такой таинственности возникло немало домыслов и небылиц.

Недавно состоялась конференция по проблемам операции «Марс». Ее «гвоздем» организаторы (администрация города Ржева) решили сделать «сенсационные исследования» американского историка Дэвида Глэнтца. Суть их такова. Ставка Верховного Главнокомандования (ВГК) готовила, мол, осенью 1942 года сразу два мощных контрнаступления – под Сталинградом (операция «Уран») и в районе Ржева (операция «Марс»). Однако маршал Жуков, имея под Ржевом превосходство над немцами, будто бы умудрился потерпеть «величайшее поражение во Второй мировой войне», которое тщательно скрывается от нашего народа. Так и пошли гулять в прессе «выкладки» американского ученого.

Между тем операции «Марс» сопутствовала целенаправленная дезинформация: все истинные распоряжения поступали к командирам и начальникам в форме шифровок, а то, что должен был узнать противник, доводилось до наших войск негрифованными приказами. Шифровки до сих пор не рассекречены. Даже военных ученых, имеющих допуск к работе с совершенно секретными документами, к ним не подпускают.

Ведущий сотрудник Института военной истории Минобороны России, кандидат исторических наук полковник в отставке Борис Невзоров рассказывает:

«В Генштабе есть так называемое 8-е управление, которое регулирует вопросы работы с секретными документами. В него все упирается. Четыре года подряд мы бьемся, но безрезультатно. Начальник Генштаба накладывает резолюцию на нашу письменную просьбу: "Решить вопрос". А 8-е управление отказывает. Даже непонятно, в чем тут дело. Мы давно живем в другом государстве, а сотрудники из 8-го управления все охраняют какие-то давние тайны. Мы вынуждены изучать эту операцию не по реальным документам ставки, а по открытым (нередко, повторяю, дезинформирующим) приказам и воспоминаниям участников событий. Я, например, хорошо знал ныне покойного полковника Федора Свердлова, который во время той операции служил в оперативном отделе штаба 3-й ударной армии генерала Галицкого. Имел беседы с генералом армии Гареевым, который принимал участие в операции "Марс". Они и «рассекретили» некоторые нюансы этого драматического сражения».


Уважаемые автора!

Если книга которая размещена на сайте нарушает Ваши авторские права, свяжитесь с нами. oivantc@gmail.com