Разделы книг

Реклама
Hi-tech Новости

Иосиф Сталин. Гибель богов

Иосиф Сталин. Гибель богов

Автор: Радзинский Эдвард

Раздел: Историческая проза , История , Биографии и Мемуары

Год: 2012

Страниц: 126

Рейтинг:

Содержание



Страница: 52

– Где пулемет?

– На чердаке.

– Отличная боевая точка. Ты заляг там и жди. Я пришлю подмогу.

– А если они сейчас придут?

– Стреляй на поражение. Что, мне тебя учить? Бей гадов!

До позднего вечера пролежал у пулемета герой Гражданской войны. До позднего вечера стояла у дачи машина и около нее расхаживал чекист. Наконец весельчак Коба сжалился, позвонил маршалу:

– Всё уладил. Но с Ежовым побеседуй и пулемет сдай. Я тоже, как ты знаешь, участвовал в Гражданской, но пулеметов не храню.


Мне рассказали, что на следующий день Ежов позвонил Буденному и описал ситуацию с женой. Буденный знал правила: право на жизнь придется оплатить.

Бесстрашный конник, разгромивший генерала Мамонтова, полный царский георгиевский кавалер, участник всех войн с начала века, сам повез жену к нам на Лубянку. Правда, не на коне – на автомобиле. И многие у нас пошли посмотреть. Каюсь – и я.

Он вошел в здание, жалко горбясь, с поникшими усами, но в маршальской форме. За ним брела заплаканная красавица.

Уже покинув страну, после смерти Кобы, я слышал, будто вернулась она из лагерей седой сумасшедшей беззубой старухой. И все рассказывала, как ее там насиловали.


Но все это потом. А тогда… Наконец-то все разошлись, мы остались в кабинете вдвоем с Кобой.

– Мерзавец Тухачевский собрал их всех на квартире… накануне ареста. Но они не решились, сволочи.

Коба конечно же все это придумал. Никто никого нигде не собирал. Сила абсолютной Власти парализует. Как змея гипнотизирует кролика. Они могли ненавидеть, но не смели сопротивляться. Тухачевский, дворянский сын, бесстрашно глядевший на фронтах в глаза смерти, одним появлением своим останавливавший солдатские бунты, и все эти командармы, прошедшие огонь Гражданской войны, покорно дожидались неминуемого… Знали, что с ними произойдет, но пытались верить – пронесет!

– Да, ебари отменные, – продолжал Коба, – Тухачевский, например. И завербовали их по бабской части. Товарищ Сталин все не верил, все говорил себе: «Неужели такое возможно?» Забыл товарищ Сталин про большевистскую бдительность. Забыл: если возможно, значит, не исключено!

Курский соловей

Коба был благодушен. Пили чай и обсуждали будущие действия в Париже.

Вчерашний боевик Коба еще в начале года предложил дерзкий план: похитить генерала Миллера и поставить вместо него во главе РОВС нашего человека. На этот случай я приготовил для Кобы «сладкую парочку» – знаменитую певицу Плевицкую и ее мужа, блестящего молодого белогвардейского генерала Скоблина… В СССР про Плевицкую уже забыли. Но мы-то с Кобой ее хорошо помнили. Царь Николай и царица обожали ее. «Курский соловей», «Божественная» – вот ее официальные прозвища. Эмиграция была от нее без ума, она стала для них частью исчезнувшего мира – «Москва златоглавая, звон колоколов…»

Она и генерал задыхались в сонной эмиграции. Оба авантюристы, они были полны сил.

Мы довольно легко разработали этих фанатичных монархистов. Вербуя, им объяснили то, что они так хотели услышать: монархия вернулась в Россию! Красная монархия. И так же, как при монархии Романовых, евреи изгнаны из власти. Что же касается крови, лагерей и процессов, то много крови надо пролить, чтобы родить подлинного российского самодержца. А для убедительности им преподнесли новенький автомобиль и ежемесячное вознаграждение.


Помню день, когда они окончательно «оформили наши отношения».

У Плевицкой был концерт. Я находился в зале. Она вышла на сцену в кокошнике, усыпанном жемчугом. Простое широкое скуластое лицо, курносая, с быстрыми раскосыми глазами. Но какова стать – высокая, гордая, мраморные плечи, великолепное тело. На платье, как орден, – огромная бриллиантовая брошь, подарок последней царицы. И началась любимая цыганщина – ресторанный разгул и народные песни…

Публика – эмигранты – рыдала.

После концерта встретились на нелегальной квартире.

Я был в соседней комнате, следил через отверстие в гобелене, висевшем на стене. Генерал Скоблин – щеголь в мундире с ледяными глазами, и она, разгримировавшись, – простоватая, немолодая, подобострастно заглядывающая в его беспощадные глаза. Покорная русская баба, обретшая долгожданного хозяина, то есть мужика, который может бить ее и спать с нею. Идеал Кобы.

Наш сотрудник диктовал довольно унылый текст, составленный разведкой РККА: «Настоящим обязуюсь перед Рабоче-Крестьянской Красной Армией Союза Советских Социалистических Республик выполнять все распоряжения связанных со мной представителей разведки Красной Армии безотносительно территории. За невыполнение данного мною настоящего обязательства отвечаю по военным законам СССР…»


Уважаемые автора!

Если книга которая размещена на сайте нарушает Ваши авторские права, свяжитесь с нами. oivantc@gmail.com